"Верю - не верю: что стоит за переспрашиванием"

Мизансцена: он, она, романтическая (или не очень) обстановка.

Она: «Ты меня любишь?»

Он: «Да, люблю»

Она: «Точно?»

Он: «Точно»

Она: «Точно-точно?»

Он: «Точно-точно»…

 

Обыденная сцена – игра - которую вы наверняка наблюдали много раз, а может даже и сами были ее участниками. Чаще всего выглядит очень мило и достаточно мирно завершается.

А теперь давайте сменим мизансцену. Итак, работодатель и будущий работник.

Будущий работник: «Вы меня берет на работу?»

Работодатель: «Да, беру»

Будущий работник: «Точно?»

Занавес…

 

И еще один акт в этой пьесе. Итак, вы сидите дома. Звонок в дверь. Вы открываете ее и видите незнакомого вам человека.

Человек: «Можно войти?»

Вы: «Нет» - и пытаетесь закрыть дверь.

Человек: «Точно?» - ставит ногу между дверным косяком и дверью

Последний занавес, аплодисменты…

 

Здесь и далее я буду размышлять о коммуникациях взрослых людей из соображения и доверия им в их взрослости и предположений о том, что коммуникация взрослый-взрослый все же осуществляется симметрично. Естественно, я буду рассуждать о себе дабы не дай бог не поранить чьи-либо чувства. А вы можете попробовать мои рассуждения «примерить на себя» если того пожелаете.

 

Итак, что может мотивировать меня на уточнение ответа «Да» или «Нет» или иного суждения человека, данного мне как ответ, и звучащего достаточно однозначно.

 

Вариант 1. Я глуховата. Я стесняюсь свое глухоты и не очень ее предъявляю. Переспросить прямым вопросом «Я не расслышала, повтори, пожалуйста, свой ответ» мне стыдно или неловко. Поэтому я переспрашиваю формой «Точно?» или «Ты уверена/а…?» или иной формой в надежде, что в ответе собеседник повторит свой первый ответ и я его услышу.

 

Вариант 2. Я отвлеклась и не услышала ответ в чем мне стыдно и неловко признаться напрямую. Далее см. пункт 1.

 

Вариант 3. Я просто не верю этому человеку или его ответу. Поэтому его ответ перепроверяю. Переспрашивая «Точно?» -  я как будто говорю: «Я знаю, что ты мне врешь. Я тебе не верю. Но у тебя есть еще один шанс вернуть мое доверие ответив иначе».

 

Вариант 4. Мне просто по каким-то причинам не нравится ответ, который мне дают. И я беру измором переспрашивая много-много раз «Точно, точно-точно, ты уверен?». На самом деле я говорю: «Я жду не такого ответа. Мне нужен другой ответ. Давай ты еще раз, и еще раз, и еще раз подумаешь и дашь тот ответ, который нужен мне».

 

Вариант 5. А теперь самое главное – я переспрашиваю человека из заботы о нем. О которой, кстати, он меня не просил. Ну или из других подобных процессов. Я прямо так и это и предъявляю «Ну я же о тебе забочусь!»

Давайте рассмотрим эту мою заботу и последствия ее чуть ближе на примере тортика. Вы же любите тортики, правда? )

 

Итак, Я: «Хочешь кусочек тортика?»

Мой собеседник: «Нет, спасибо»

Я: «Точно?»

 

Что я делаю, уточняя однозначный ответ собеседника и маскируя это заботой о нем?

 

Я не верю его ответу. Точнее, не просто не верю. В данном случае под вопросом «Точно?» лежит примерно другое послание и тогда «прямой» диалог будет звучать примерно следующим образом:

Я: «Хочешь кусочек тортика?»

Мой собеседник: «Нет, спасибо»

Я: «Я не верю тебе и твоему ответу «нет». Я считаю, что ты хочешь кусочек тортика. Я знаю лучше тебя, что ты хочешь/как тебе будет лучше/то тебе будет полезно. Съешь его»

 

Вечер перестает быть томным, а беседа становится все более увлекательной. Почему более увлекательной? Потому что дальше возможно несколько вариантов развития событий в зависимости от отношений коммуницирующих, их интеллигентности и прочего.

 

Попробуйте еще раз перечитать фразу «Я не верю тебе и твоему ответу нет. Я считаю, что ты хочешь кусочек тортика. Я знаю лучше тебя, что ты хочешь/как тебе будет лучше/то тебе будет полезно. Съешь его»

Как выдумаете, из чьих уст такая фраза может звучать более или менее уместно? Совершенно верно, из уст взрослых, родителей. И если ваш партнер не намерен играть с вами в дочки-матери, при наличии достаточно сильного эго, он просто вас «пошлет» вместе с вашей прекрасной игрой теми словами и выражениями, которыми он привык это делать и которые уместны в вашей коммуникации и в данной ситуации. Хотя, если такая ситуация происходит постоянно, то вполне себе вы сможете услышать и новые нотки и выражения в обозначении вашим собеседником своих границ. Надеюсь, вы понимаете, к чему я клоню)

 

А вот если ваш партнер решил поиграть в эту игру – то прощай коммуникация «Взрослый-Взрослый». Все, вы уже играете в детско-родительские отношения. Впрочем, если всех это устраивает, то ничего плохого в этом нет. Но только не удивляйтесь, если ваш «ребеночек» после очередного куска торта выскажет вам: «Ну вот, мне плохо, я переел. Это все ты виновата, уговорила меня на еще один кусочек тортика». И вы можете сколь угодно долго доказывать ему, что он взрослый и сам принимал решение съесть этот злополучный кусочек – бесполезно. Раз игра начала – ответственность у взрослого, точно не у ребенка. Ну и дальнейшая ваша коммуникация будет не сильно напоминать отношения взрослых людей.

 

В этом месте хочу поставить многоточие, потому что это далеко не все варианты, которые могут стоять за переспрашиванием. Отнюдь не все. Просто эти я чаще всего замечаю в своей работе.

 

Спасибо за прочтение данного материала. Может и вы зададитесь когда-нибудь вопросом: А я сейчас переспрашиваю и уточняю однозначный ответ своего собеседника чтобы что? Что на самом деле я хотел бы у него спросить или сказать ему?

И возможно это сделает мир чуточку понятнее и счастливее.

     

© 2017-2019 Марина Петраш 

 

Марина Петраш

Психолог, психодраматерапевт

Москва,

м. Новослободская/Менделеевская,

м. Тверская

Телефон: +7-926-352-33-70

  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon